Bookeanarium
@bookeanarium

Годные книги
72  
Bookeanarium
2019-06-17 

Кто не переживал перед публичным выступлением? Кто не говорил «нервы стали ни к чёрту»?

У кого не потели ладошки на свидании? Кто не боялся полёта на самолёте? За исключением очень небольшой (и крайне счастливой, вероятно) горстки уникумов все остальные – обычные люди со своими фобиями, неврозами или тревожными расстройствами и страхами. Кто-то просто живёт со всем этим (насколько просто может быть идти против ветра в гору), другие выбирают дыхательную гимнастику, медитацию, йогу, помощь психотерапевта, медикаменты, алкоголь и прочее (надеясь пройти под парусом без забот).
Предлагаю прочитать книгу американского автора, который перепробовал всё это, а теперь делится опытом подробно, широко и с примечаниями (на одной из фотографий видно, что подстрочные примечания подчас занимают на странице больше места, чем основной текст, а концевые сноски + список использованной литературы – это сорок страниц мелким шрифтом).
Скотт Стоссел в своей медицинской карточке собрал флеш-рояль тревог, включая панические атаки. По профессии он журналист, а ещё издатель и главный редактор, так что рассказывать истории, будьте уверены, умеет.В книге под обложкой тревожного цвета 5 частей. Первая вводит в курс. Вторая, где автор рассказывает о себе, повергает в шок. Третья, про медикаменты, ужасает. Четвёртая, про наследственность и среду, приводит в уныние. Пятая, про компенсацию и психологическую устойчивость, дарит надежду.
Bookeanarium
2019-06-11 

Прецедент Голунова – это результат не только массовой сплочённости и цеховой солидарности, но и успех «Медузы» как инициатора процесса.

А все мы помним, что в истории этого СМИ уже есть опыт коллективного протеста, когда в 2014 уволили редактора «Ленты» Галину Тимченко (чтобы на её место усадить кого-то более провластного и управляемого), а вслед за ней встала и вышла почти вся редакция, 39 человек. Так и появилась «Медуза», русскоязычное интернет-издание с редакцией в Латвии.
Если эта история у вас в голове немного подзапылилась (про развал НТВ тоже вспоминают всё меньше и меньше), то рекомендую освежить свою память при помощи книги «Дорогая редакция». Это коллективный мемуар, сборник воспоминаний основных лиц прежней «Ленты» (и некоторых – нынешней «Медузы»), которые текст за текстом рассказывают самое-самое об эпохе интернет-СМИ, на которую мы смотрим прямо сейчас через свои смартфоны. Это один из лучших учебников по истории журналистики.
Bookeanarium
2019-06-03 

Разумеется, это всё о «Щегле». Но хуже реакции людей, не читавших книгу, только реакция людей, книгу читавших (via @bookeanarium ).

Bookeanarium
2019-05-29 

Есть авторы, которые «случайно сочинили новый роман, расписывая ручку», есть многостаночники, издающие по несколько книг в год, а есть Донна Тартт, по старательно прописанному роману раз в десять лет.

Стоит прочитать все три и запастись терпением. Безусловно, есть шедевры, сработанные за вечер, но любимые миллионами: мир давно заполонил поп-арт и кляксоватый Уорхолл, но при этом не перестал цениться мрачнеющий Рембрандт и картины старых мастеров. На полках с книжными бестселлерами в магазинах регулярно обновляется листва, рукотворные чудеса маркетологов шантарамят оттенками и растворяются в вечности, отправляя читателей в сказку о потерянном времени.
Почему-то с «Братьями Карамазовыми» и «Приключениями Оливера Твиста» всё было иначе. Может, вернуться к полке «классика» и не покидать уже родные берега? Заново разбираться в табели о рангах, перенимать дореволюционную манеру речи, как будто и не было ХХ века, как будто живём не во второе десятилетие века ХХI? Хорошая новость в том, что остались мастера, которые делают штучные вещи; и та ручная работа, которая у них получается, примиряет с эпохой одноразовой посуды и литературы. И чувствуется, что американка Донна Тартт с русской литературой знакома не понаслышке, не для красного словца упомянет «Идиота», не раз и не два заговорит на «русские темы». Очерчивая круг вхожих в историю, в этот корпус нестареющих, она и сама там. И не нужно десятков живописных полотен, достаточно одного такого эпичного полотна, как «Щегол».
Роман взросления, история одного мальчишки и его картины. Мальчишки, привязанного к небольшой старинной картине, как маленький щегол на ней – к жёрдочке. Заякорённый на травмирующем событии из детства, цепляющийся за прошлое. Выросший из прошлого и оставшийся в нём. Мальчик, которому прошлое было так важно и понятно, мальчик, который среди старинных вещей чувствовал себя как дома, что стал антикваром. Прямо посреди небоскрёбного Нью-Йорка времён сотовых телефонов и интернета. Когда говорят «это хорошая книга» не стоит подразумевать «там все герои хорошие», вспомните хорошую книгу «Преступление и наказание» и попробуйте найти там хорошего и доброго, а также героя, желательно на белом коне. Здесь будут ситуации, вызывающие в памяти «Брат-2», «Жмурки» и «Ромовый дневник», будет чистейший Диккенс и богатейший словарный запас, почти Набоков.
Отдельное спасибо стоит сказать переводчику: Анастасия Завозова добротно сделала свою работу, с таким тщанием и вниманием к мельчайшим деталям трудятся, пожалуй, только реставраторы над старинными полотнами. Один крохотный пример: подросток говорит про отца «иногда с ним было норм», вот это самое «норм» - именно то, как говорят современные подростки. И так – с каждой фразой. Здесь каждое предложение как праздник: «То было Саргассово море квартиры, куда стекались изгнанные из тщательно обставленных парадных комнат предметы».
Это роман, созданный, чтобы к нему возвращались. Возвращались в магазин-под-магазином, где редкие лучики света собираются в золотистые лужицы на обеденных столах, румяня красное дерево. Из-за тусклого света и опилок на полу кажется, будто попал на конюшню, а вокруг не буфеты, а высоченные лошади стоят, пофыркивая от древесной пыли. Здесь можно разглядеть одушевлённость в хорошей мебели, а в самом заблудшем герое – хорошего человека.
Bookeanarium
2019-05-19 

Одни книги – вода, вода, кругом вода, другие – сверхконцентрат знаний.

«Идеи, которые меняли графический дизайн» Стивена Хеллера и Вероники Виен – из второй группы, когда на каждую страницу информации приходится миллион единиц подтекста. Знания в голове упорядочиваются, группируются и превращаются из отдельных пикселей в понятную картинку.
Чтобы увидеть в клипе Deutschland от Rammstein не отдельные скандальные кадры, а краткий пересказ того, что происходило на территории современной Германии на протяжении многих лет, нужно хорошо знать историю и прочитать десятки книг. Чтобы понять контекст обложки альбома, достаточно прочитать одну страницу книги «Идеи, которые меняли графический дизайн».
Сначала цитата: «Идея N23. Предметный плакат. Рекламная мода начала двадцатого века, известная как Sachplakat, или предметный плакат, зародилась в Германии и взяла приступом мир рекламы и дизайна. Это был бриллиант в короне большого стилистического движения под названием „плакатный стиль”».
А теперь история: однажды 18-летний немецкий мультипликатор Люсьен Бернхард принял участие в конкурсе плакатов, организованном берлинской спичечной компанией Priester. Первый эскиз ввёл его приятеля в заблуждение: тот не сразу понял, что именно рекламирует Бернхард, поскольку на плакате было слишком много предметов, и фокус внимания смещался от спичек к сигарному дыму в виде нимф. Тогда художник решил оставить на плакате только главное – спички и название фирмы.
Такой лаконизм популярен до сих пор: откройте любой журнал и обязательно увидите, например, машину (или любую другую вещь) на каком-нибудь цветном или белом фоне. «Чем проще изображение, тем убедительнее информация».
Bookeanarium
2019-05-15 

Новость дня, конечно, в том, что Серебренников экранизирует Сальникова. 📙

Самое забавное, что на днях я наблюдала за обсуждением идеальной кандидатуры на место режиссёра «Петровых в гриппе и вокруг него»: дорогие моему сердцу anais_azulay и @bookninja сошлись на мнении, что лучше Серебренникова с этим никто не справится (особенно Звягинцев, поскольку у него нет чувства юмора). И вуаля – через мгновение новость материализовалась. Чудеса)
Что такое «Петровы в гриппе»? Это семейный портрет под микроскопом, заигравший новыми красками. Отправляется от станции «Петушки» до станции имени кинофильма «Догма», чтобы прервать цикличность бытия. Это одновременно и талантливо, и невыносимо. Нам очень повезло и с Сальниковым, и с Серебренниковым.
Bookeanarium
2019-05-11 

Досматривая третью (слегка затянутую) часть фильма Леонида Парфёнова «Русские евреи», я взяла полистать «Как работает пропаганда» Тамары Эйдельман, да так и прочитала целиком.

Пока читала и слушала, удивлялась, что «вашу маму и тут, и там показывают»: текст и фильм пересекаются во многих хрестоматийных темах: периоде «Россия – родина слонов», деле Бейлиса, убийстве Кирова, методах Геббельса.
Но есть и различие: если фильм Парфёнова расширяет кругозор и в целом об истории, то книга Эйдельман помогает протереть оптику и сделать очки для чтения новостей менее розовыми.
Книга «Как работает пропаганда» – о нашей с вами действительности, здесь разобраны ситуации вокруг вчерашних и сегодняшних скандальных заголовков – пожар в ТЦ «Зимняя вишня», заключение Кирилла Серебренникова, дело Димы Яковлева, список Магнитского и другие болезненные истории, которые нельзя называть (иначе в комментариях разверзнется Ад).
Вы знаете, что такое язык вражды? А откуда и для чего появились слова типа «лягушатники», «ватники» и «колорады»? Людям, далёким от политики, особенно просто – за каких-то 215 страниц – будет понять, о чём в современной прессе весь сыр-бор. Тамара Эйдельман рассказывает о том, как читать новости, на примерах из «12 стульев», «Трёх мушкетёров», «Королевства кривых зеркал», «1984», «Доктора Живаго», текстов Максима Кронгауза, Сьюзен Зонтаг, Юнга, плеяды психологов, социологов и других учёных.
Мне пару раз доводилось читать лекции о манипуляции в СМИ, об агитации и пропаганде, поэтому я с особым уважением отношусь к тому, как доходчиво, компактно и логично Тамара Эйдельман раскрывает тему. Здесь и экскурс в историю, и «как это работает», и никакой назидательности.
Знание – сила. Информация – сила. Искажённая информация – страшная разрушительная сила. Знать о психологических феноменах и приёмах, которые описаны в книге «Как работает пропаганда», стоит каждому.
Bookeanarium
2019-05-05 

Приятная новость: «Реки Лондона» экранизируют Ник Фрост и Саймон Пегг (помните саркастичный Hot Fuzz, полный чёрного юмора?), а Бен Ааранович, автор книги, будет продюсером адаптации.

После такого захотелось напомнить о том, как хороши «Реки Лондона» – вдруг кто-то прошёл мимо или испугался ужасной обложки русского перевода.
За несколько лет «Реки...» не только обросли продолжением и стали циклом из восьми, если не ошибаюсь, книг, но и обзавелись собственной линейкой графических романов. Что за тема стала такой богатой почвой? Городские легенды, детективная линия, равновесие магических сил. Это «Ночной дозор» на британский манер, «Люди в чёрном», а также одновременно «Задверье» Геймана и «Досье Дрездена» Джима Батчера.
Книга о специальном подразделении полиции в Лондоне, где ответственные сотрудники регулируют взаимодействие богов и равновесие магических сил, – лучший подарок англофилам, какой только можно придумать. Книга настолько британская, что главный герой по чайному сервизу определяет, что что-то здесь не так: слишком уж странно, что достали парадные чашки.
Оцени́те: в комнате одного из персонажей среди мебели есть «огромный платяной шкаф, как в „Хрониках Нарнии”», а на книжной полке – Библия, полная «Британская энциклопедия» и первое издание «Дивного нового мира» в потертом переплёте.
То, как один из персонажей обучается магии, ежедневно практикуясь в создании устойчивого светового шара, напомнит уроки в Хогвартсе или попытки Привалова из книги Стругацких «Понедельник начинается в субботу» наколдовать себе завтрак.
Что в книге понравилось больше всего: главный герой, вполне обычный человек без особых талантов, внезапно становится нужным, находит себя в жизни. А на такое всегда приятно посмотреть.
Это действительно весело и доверху нашпиговано культурными отсылками. Хватайте «Реки Лондона» и будьте счастливы.
Bookeanarium
2019-04-25 

Разговариваю про «Колыму» Дудя и захотела сослаться на «Зимнюю дорогу» Леонида Юзефовича как пример книги, в которой поднимается тема концлагеря в Якутии.

Леонид Юзефович начал собирать материал для книги «Зимняя дорога» 20 лет назад. За это время он основательно исследовал все достойные внимания источники.
В основу книги положена история о противостоянии белого генерала Анатолия Николаевича Пепеляева и анархиста, а к концу жизни – члена РКП (б) Ивана Яковлевича Строда.
Слава Пепеляева была так велика, что «когда Колчак заболел и неделю находился между жизнью и смертью, общественное мнение прочило Пепеляева на место Верховного правителя».
Его называли «Сибирским Суворовым». Помимо крайней молодости, а генерал-лейтенантом он стал в 27 лет, был известен тем, что не подписывал смертных приговоров, пленных предпочитал отпускать, а не расстреливать, сожжения деревень и массовых экзекуций не было среди его военных приёмов; ничего подобного не вменяли ему в вину. Судили его за поддержку идеи создания Сибирской республики и другие политические мотивы.
Для сравнения: губбюро РКП (б), когда налаживало свои порядки в Якутии, столкнулось с невозможностью мгновенно перекрасить местное население в красных, искоренить шаманизм представлялось возможным «только при почти поголовном истреблении местного населения».
В итоге такого геноцида якутов убитых было без счёту, а арестованных после конфискации имущества столько, что поднимался вопрос об организации концентрационного лагеря в Якутии.
В книгу попадаешь как в обоз: от начала до конца ты здесь, не сойдёшь на полпути. Будет тяжёлая зимняя дорога с лютыми морозами, штабеля мёрзлых тел, голод и отсутствие медикаментов, десятки дней пути по снежной пустыне, когда ни одного селения в округе. Будет и мрачный конец, как для Пепеляева, так и для одолевшего его противника, Строда.
Книга отмечена премией «Клио», первой премией «Большая книга» и премией «Национальный бестселлер».
Bookeanarium
2019-04-17 

Если оглянуться назад и посмотреть на 30 прочитанных за январь-февраль-март книг, то среди них есть всего одна, которая действительно что-то для меня или во мне изменила.

Нет, это не значит, что нужно искать тексты с таким – можно сказать «инвазивным» – способом воздействия на жизнь, но присмотреться всё же стоит. Итак, речь о «Зачем мы спим. Новая наука о сне и сновидениях», автор Мэттью Уолкер.
Если «отоспимся в гробу», «надо высыпаться. Только куда?» и «депривацией сна лечат депрессию, ух, повеселимся» стали дежурными шуточками, а несколько раз в неделю вы спите по 4–6 часов в сутки, то я надеваю белый халат и прописываю вам эту книгу вместо лекарства.
Да, у неё есть побочный эффект, первая треть, со статистическими выкладками, обладает снотворным эффектом. С другой стороны, если бы автор перенёс описания всех околосонных экспериментов со всеми количественными показателями и датами в концевые сноски, то, может, к нему и не было бы такого доверия? А так сразу понятно: да, это наука, да, и здесь тоже, нет, не вымыслы и домыслы и нет, не теория, а практика.
Или вот интересное: совы и жаворонки как тип бодрствования не только не миф, но и полезный симбиоз, который увеличивает шансы на выживание и общую выносливость вида, это эволюционное преимущество. Вы сейчас смеётесь над тем, какие совы утром, а из них отличные дозорные на 1-ю половину ночи (жаворонки на 2-ю), чтобы соседнее племя не подкралось и не съело всех.
Я решила: если начну спать по будням дольше 6 часов, – значит, годная книга. Угадайте, почему я рассказываю о ней?
Не получается выспаться? Читайте Уолкера. Из книги вы узнаете: как влияет на сон электрический свет и смартфоны, снотворное и алкоголь, кофе и работа в ночное время. Недосып, кроме прочего, со временем приводит к Альцгеймеру. А человек, который спит в среднем 6,75 часа в сутки, может рассчитывать только на жизнь чуть длиннее 60 лет.