syg.ma
@syg_ma

syg.ma — это платформа для публикации текстов о человеке, культурных явлениях и обществе поддержать проект — https://www.patreon.com/syg_ma обратная связь — @sygma_bot
1453  
syg.ma
2019-06-18 

«Если постмодерн деконструирует, романтический концептуализм Хайзера увлечен реконструкцией».

Такое противопоставление попросту ложно. На самом же деле, деконструкция как раз-таки всегда подразумевает реконструкцию. Потому что деконструкция = деструкция + реконструкция. Например, «Имя Розы» Умберто Эко — это деконструкция традиционной формы детективного романа, которая в свою очередь образует новую, чем и является содержание этого текста. Иными словами, под деконструкцией многие авторы ошибочно имеют в виду пра-образ этого концепта — деструкцию Хайдеггера, которую можно прочитать как отказ без остатка.
Собственно, можно только и делать, что подлавливать авторов на неправильном понимании постмодернистских концептов. Например, они пишут следующее: «Где Диманд воспроизводит наиболее конкретные симулякры, Дин создает аффективные иллюзии, которые материализоваться не могут». Это является не только набором слов, но и неправильным использованием термина «симулякр». У Бодрийяра любой продукт искусства является симулякром, заявляет он себя иллюзией или же усердно старается ею не казаться.
Ошибочность взгляда Вермюлена и Аккера на постмодерн заключается в том, что они видят узкую тенденцию к разрушению и концу всего подряд. Для них постмодерн — это некий линейный антимодерн. Своего рода культурный луддизм. Видимо, примерно в этом смысле и используется термин «паратаксис» — как некое бесплодное скрещивание всего подряд со всем подряд.
Такое упрощение не то что недопустимо, оно в широком смысле несостоятельно. И требуется лишь для того, чтобы дать картину метамодерна, в которой он возвышается над бинарной оппозицией модерна и постмодерна.
syg.ma
2019-06-18 

В последнее время термины «метамодернизм» и «метамодерн» в качестве описания современной культурной

ситуации обрели неожиданную популярность среди некоторых деятелей искусства, журналистов и далее широкой публики. Несмотря на это, суть этих понятий улавливает далеко не каждый, а их серьезного анализа не произошло до сих пор.
Алексей Кардаш решил исправить это упущение и специально для Insolarance Cult разобраться с главным источником теории этого явления — «Заметками о метамодернизме» норвежского профессора media studies Тимотеуса Вермюлена и нидерландского преподавателя континентальной философии Робина ван ден Аккера. Сразу скажем, что выводы Алексея неутешительны — социологической или культурологической базы под этими терминами не стоит, а философская база несостоятельна.
https://syg.ma/@insolarance-cult/kritika-filosofskikh-osnovanii-mietamodierna
syg.ma
2019-06-17 

Очередной дайджест мероприятий на неделю от редакции.

Круглый стол о том, как сделать историю СССР «народной», концерт Yves Tumor, митинг за Шиес, премьера фильма Дзиги Вертова, лекция психоаналитика Жерара Помье и многое другое.
https://syg.ma/@sygma/afisha-na-17-23-iiunia
syg.ma
2019-06-16 

Сегодня задача искусства — вопрошать об адекватности себя, социокультурной ситуации и мира.

Это может противоречить идее гладкой актуальности just-in-time. Нужен поиск разных позиций и способов наблюдения. Новая потребительская ситуация самоуверенности сводится к формату быстрого потребления и представления, прямоугольник картинки и подпись. При этом возникает новая свобода обращения с материалом, и это позитивный момент. Растущее количество данных и идентичностей, подвижность смыслов, — все это позволяет комбинировать форматы, которые раньше было трудно представить вместе. Сегодня возможности новых комбинаций расширены за счет цифровых сред. Связи вещей и смыслов усложняются; уходит оппозиция материальности и дискурса, тела и духа. Размываются границы между искусственным и естественным; нарративы вещественны, вещи говорят, и новые сочетания технических и концептуальных подходов позволяют понимать разные уровни этой речи. В мире перепроизводства данных художнику нужна новая открытость, чтобы не потеряться в мире мерцающих правд. Искусство сохраняет позиции для критического, с элементами отстраненности, комментария по поводу происходящего.
Чтобы увидеть, как меняется мир, художник должен находиться и вне и внутри растущих потоков данных, на критической границе между внутренним и внешним. Не нужно купаться в мутных потоках постправды. Нужно ориентировать практику на поиск места, с которого можно увидеть, что действительно происходит. В новых условиях вполне работает и критическая линия срывания масок. Это, наверное, не столько смерть критики, сколько ее перерождение в новых условиях. Культурный ландшафт семиокапитализма похож на лабиринт с двигающимися стенами, есть такой мотив в кинофантастике последних лет. Ориентиры, границы, барьеры, земля и небо двигаются, и нужно почти постоянно искать нужные точки зрения, платформы, искать новые возможности для критического видения.
syg.ma
2019-06-16 

Термин «постправда» стал популярным на фоне дебатов о выходе Великобритании из ЕС, президентских

выборов в США и реактуализации популизма в целом несколько лет назад – в 2016 Оксфордский словарь назвал его словом года. Тогда термин использовался чаще всего в контексте политики и журналистики и означал обращение к эмоциям и личным убеждениям аудитории без учета реальности и ее объективных фактов. К чему это все привело, мы уже знаем.
Сейчас становится понятно, что постправда – это неотъемлемая часть современности, ее политического, медийного, общественного ландшафта. А значит, думать о ней все также важно и актуально. Мы публикуем большую и вдумчивую беседу теоретика Ильи Будрайтскиса и куратора Станислава Шурипы об исторических и экономических условиях появления этого «нового режима истины» и «эха будущего», маркирующего кризис рациональности и общественный запрос на политическое участие. К чему ведет вера в истину, превращенную в товар и нацеленную на определенного потребителя? Есть ли в постправде освободительный потенциал? И что должно делать искусство в этих новых условиях?
https://syg.ma/@sygma/postpravda-istina-na-rynkie
syg.ma
2019-06-15 

А для более глубокого погружения в контекст читайте беседу Дмитрия Мазурова с участниками ансамбля kYmatic об истории самого ансамбля, их творческих планах и общей ситуации в современной музыке.

https://syg.ma/@achi/ansambl-kymatic-my-chuvstvuiem-siebia-kak-ghruppa-kotoraia-khochiet-tvorit-a-nie-prosto-ighraiet-po-notam-tochka
syg.ma
2019-06-15 

Что такое академическая музыка для современной музыкальной культуры?

19 июня в пространстве Центр Искусств. Москва ансамбль kYmatic собирается ответить на этот вопрос. В своей новой музыкальной программе Future Классика 4.0 они исполнят произведения современных композиторов на стыке академической и электронной музыки — музицирование шумовых помех при слабом приеме сигнала телевизора, музыкальное прочтение пьесы о процессе рождения, адаптации и смиренности перед окружающим миром и многое другое.
Для читателей сигмы 20% скидка на билеты про промокоду SYG.MA .
Подробности: https://pankow.ru/ru/event/future_classic_04/?fbclid=IwAR3yXFP8NyQgxZWZ9X8fWlYGxqAP65pi6Z-bzGAgbbFvpyEeRQaaFyOamBo
syg.ma
2019-06-15 

Предположим, в старых фильмах был элемент «кино-желания», то есть, упрощения персонажа, превращения его в объект, сводящийся к набору простых качеств.

Прежде всего, эротических качеств. В то же время, сама идея превратить кого-то в «объект» — часть удовольствия, которое мы получаем от просмотра кино. А также это способ рассказать историю, нарративное устройство. Если не говорить о порнографии или совсем уж примитивных картинах, то как правило в фильме работает повествование, взгляд камеры, персонажи — и сам зритель. Все они могут вступать во внутренние взаимоотношения друг с другом. И все они «знают», что находятся в несуществующей реальности. Таким образом, здесь «мужской взгляд» — просто азарт удовольствия от просмотра.
syg.ma
2019-06-15 

В Москве продолжается кинофестиваль Blick'19.

Недавно мы публиковали гид, а теперь по нашей просьбе Андрей Гореликов поговорил с куратором программы Михаэлем Бауте – о маскулинной идентичности, важности фильмов Сталлоне и том, почему «мужской взгляд» неотделим от удовольствия от просмотра.
Сегодня, кстати, в Мультимедиа Арт Музее пройдет открытая дискуссия «Мужские образы в кино» с участием Михаэля, режиссера Георга Кроске и оператора Бернхарда Келлера, руководителя отдела культурных программ Гете-Института Астрид Веге, кинокритика Михаила Ратгауза и документалиста Елены Погребижской.
https://syg.ma/@sygma/mikhael-bautie-im-prikhoditsia-iskat-sobstviennyi-sposob-byt-muzhchinoi
syg.ma
2019-06-14 

О московском акционизме и в частности акции Тер-Оганьяна «Юный безбожник», после которой он и был

вынужден покинуть Россию из-за уголовного преследования, можно почитать у нас в большом тексте Павла Митенко:
«Акция Авдея Тер-Оганьяна “Юный безбожник“ (1998) была еще радикальнее, поскольку, провоцируя, обнажила фундаментальный конфликт между институтами церкви и современного искусства в России. На художественной ярмарке “Арт-Манеж“ в секции для некоммерческих проектов Авдей Тер-Оганьян рубил репродукции известных икон, желая выяснить состояние институциональной автономии искусства. Художник пояснял, что своей акцией он исследовал, обеспечивает ли художественное пространство свободное обращение с образами или они еще остаются под контролем традиционных институтов даже в формально демократической и светской России. Травля по телевидению и заведение уголовного дела, комментарии патриарха и мэра Москвы, увольнение по его распоряжению куратора выставки и директора выставочного зала, а также отсутствие должной поддержки художественной среды дали ясный ответ на вопрос исследования».
https://syg.ma/@sygma/paviel-mitienko-13-aktsii-kotoryie-sdielali-moskovskii-aktsionizm